Красиво жить не запретишь
05 Мая 2012 в 16 часов 02 мин

Красиво жить не запретишь

Люблю Жванецкого. Мужик – гвоздь: сказал – как забил. Особенно нравится вот это: «Так жить нельзя! Но тем, кому нельзя, очень хочется так!» И как бы не разевали хотелки льготники с их кучей апартаментов посуточно в Минске, а так, как на Парниковой, - все равно жить не смогут.
Эх, красиво жить не запретишь, но очень хочется. Хочется запретить!

А кому хочется? А есть такие у нас – ископаемые. И копаются они еще в Советском Союзе. И какая разница, что он был и давно уже кончился, и вместо товарищей господа уже по ресторанам с люкс-гелс ходят. Сидят ископаемые в тапочках на диванчике и мечтают, мечтают - о больших деньгах, вселенской славе и заодно о Катьке с третьего подъезда. И барахтаются в этих мечтах, как муха в навозе, а между делом честят богатеньких.

Так и вижу типичного Васю перед раздолбанным монитором в затертых семейниках, с бутылкой пиваса в трудовой руке. И сидит Вася гневный и на мир обиженный – потому как внезапно понял, что богатые люди в Беларуси все же есть! И живут они так, что у Васи противно сосет под ложечкой. Понахапались, понимаешь, сволочи, воры все, коттеджики понастроили, а тут ютишь свою мать, и жены мать, и двоих детей в убогой двушке. И пылает Вася праведным гневом, и стучит его бедное проспиртованное сердечко ненавистью к «эксплуататорам». И не слушает Вася остатки серого вещества в черепной коробке, которые тихонько намекают: «не пил бы ты, Вася, а шабашил – цены б тебе не было»… Но Вася себя держит крепко и не сдается гадскому желанию оторвать сморщенные ягодицы от дивана.
Вселенская скорбь и уныние читается в глазах и у Сани. Но печалится он не о том, что в 40 лет живет вместе с мамой в однокомнатном «хруще». Снедает оттопыренное пузо тяжкая мысль, что мать его мало зарабатывает и вообще плохо устроилась в жизни. Из-за этой несуразицы он, знаток борщей и покоритель котлет, не может гордо выпячивать перед соседями свою пожухлую грудь. Да и соседи у него какие – тьфу ты, один электорат. А ведь как могло бы сложиться: в шикарном коттедже где-нибудь на Жасминовой пил бы «Мартини» с отставленным пальчиком, жевал рябчиков и оглаживал по упругой попке длинноногую мечту… «Не судьба», - думает Саня и, захлебываясь желчью, чехвостит незадачливую мамашу.

А вон и та самая Катька домой прется – тоже вся в мечтах, как в соплях. После ночной смены будущая звезда шкандыбает, еле передвигая давно небритые ноги и обильно потея от лишних пару десятков кило. То и дело поправляя сползающую до пояса грудь, она мечтает о принце. Катюха – девушка серьезная, по пустякам размениваться не будет, так что принц должен подкатить к ней на «Мазератти» и увезти сразу на Бора-Бора, а потом поселить в... Где именно ее поселят, Катюха знала прочно и даже вырезала фото с шикарным особняком и прикрепила на ковре возле железной койки. Чтобы помнить! И ничего страшного, что они сейчас живут впятером в съемной, давно не ремонтированной хазе. «Принц оценит глубину моей души», - уверенно думала Катька, шумно отрыгивая после распитой вчера бутылки выгодного. В этой самой глубине нередко шевелилась подленькая мыслишка о том, что лучше б все эти принцы сгинули разом. Тогда бы ей, Катьке, не пришлось бы так напрягаться. Это ж не шутка: раз в полгода пробовать диету, на сэкономленные деньги покупать кофту в «сэконде», да и обвисшие телеса с каждым разом все сложнее втискивать в модную обтягивающую одежду.

Гляньте, гляньте: вслед за Катькой идет Олежка. Олег у нас личность известная. Он сразу привлекает внимание. Ни у кого нет такого заоблачного взгляда из-под перевязанных проволокой, треснутых очков. Никто так долго не выдерживает не мыть голову. Олежка сразу и всем сообщает, что он личность высокодуховная. Материальные ценности – это так, ерунда. Плевал он на них и вытирал носком дырявого старого кеда. Где они, а где он, будущее светило науки в трениках?! И пока он мысленно онанирует на грядущую славу в веках, его маленький сынишка хочет ноутбук, чипсы и отдельную трехкомнатную квартиру посуточно. И не просто хочет, а громко требует. Каждый день с упорством истеричного маньяка, как это умеют делать только дети. И сжимаются кулачонки у Олежки в такие моменты, и сотрясается тщедушное тельце. Вот у богатеньких все есть, приплыло прямо в руки. А он, светоч мысли, должен думать об этих низменных бумажках.

Захлебываясь от зависти, давясь злобой, наши герои извергают словесный понос на головы новых белорусов. А, может, и правда – лучше б и не было этих богатых буратино?! Только народ соблазняют. Зарабатывать-то у нас пока не научились, а завидовать – это всегда пожалуйста.

Помню: обещал вам сказать, какой район Минска станет самым дорогим. А давайте поговорим в следующий раз. Не в настрое я сегодня.

Ваш Сергей Правдин. Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
 

Стоит прочитать