Почему в деревнях «умирают» дома?
02 Августа 2010 в 13 часов 30 мин

Принцип «одного окна» упростил процедуру оформления, но сумма оплаты часто превышает стоимость старых стен... Вот наследники и не спешат вступать в свои права, но и не отказываются от них.
Деревенька-дачница
Было время, когда дома в деревне активно раскупались столичными агентствами и дачниками. Выбросив старый хлам, поменяв занавески и завезя свою мебель, некоторые горожане проводят в деревенской глуши отпуск. Немало наследных деревенских домов городские владельцы используют под дачи, изредка наезжая сюда, в основном летом. Большинство в огородах не сажают ничего. А сорняки вокруг дома считают экзотикой, оправдываясь: она им не мешает.
В сельсоветах вводят должность рабочего по благоустройству – по аналогу городского дворника. Он и «причесывает» отдыхающие огороды.
На первый-второй рассчитайсь!
Специальные комиссии в райисполкоме и сельисполкомах провели инвентаризацию строений, их разделение на ветхие, незаселенные и пустующие.
Тщательно осмотрели все «проблемные» подворья. Составили своего рода «паспорта». В них даже указано имущество, что оставалось после смерти престарелых владельцев. Хотя какую цену имеют, например, прогнивший матрац или пара алюминиевых ложек?
– Пустующих домов в Сморгонском районе не выявлено, – рассказывает главный специалист отдела архитектуры и строительства Сморгонского райисполкома Людмила Овчаренко. – Зато 35 ветхих строений. По каждому из них сельисполкомами направлены собственникам этих строений письменные предписания о прекращении бесхозяйственного содержания. Определен срок исполнения – от шести месяцев до года.

Из тридцати пяти ветхих домов снесены 20 – в основном их владельцами. Старые стены разбирали и продавали на дрова. Но часто и это было невозможно – домики рассыпались трухой. Владельцы двух домов просто явились в сельсовет и написали «отказные» от ставшего обузой наследства. Эти дома тоже «похоронили». Для восьми владельцев деревенских хижин, признанных комиссиями ветхими, предписания власти стали сигналом к действию: и не эксплуатируемые годами избушки преобразились. В активе ветхих строений в итоге осталось семь, но и они не оставлены без внимания. Председатель Сморгонского районного Совета депутатов Николай Шиш плюсом считает то, что обошлось без судебных разбирательств и выяснения отношений с собственниками. Потому что работа по отчуждению ветхих домишек и оформлению их в собственность трудоемкая и длительная, а результат – из разряда тех, о которых говорят: овчинка не стоит выделки.
Новоселья на старых усадьбах
А нельзя ли сельсоветам или сельхозкооперативам использовать ставшие ненужными бывшим хозяевам дома? Ведь есть же четкий механизм их отчуждения и вовлечения в оборот?
Поинтересовалась у председателя СПК «Острово» Владимира Шапеля (кооператив находится на территории Войстомского сельсовета), почему пустующие дома они не покупают для своих работников? Ведь это дешевле, чем строить новое жилье. Оказывается, старые дома без городских удобств в маленьких деревнях не востребованы у молодых семей.
А в агрогородке – им Войстом стал два года назад – незаселенных домов нет. Умерла престарелая сельчанка – и года не прошло, как на дом нашелся хозяин. Марина Виноградова работает санитаркой в Войстомской больнице сестринского ухода, муж – животноводом в СПК. Молодые хозяева решили обосноваться в деревне навсегда. Поэтому и выбрали для проживания свой дом, а не построенный колхозом коттедж с удобствами. Хозяйскую жилку Виноградовых подметили односельчане: и хозяйство на подворье крепкое, и за обустройство собственной усадьбы они взялись сразу же. Чуть раньше дом в Войстоме купила пенсионерка с приемной внучкой.
Этими днями бывший житель Сморгони переселился на постоянное жительство в деревню – купил домик в деревне Мицковичи Войстомского сельсовета.
– Деревня хоть и небольшая, но как раз то, что надо для молодого пенсионера: лес рядом, огород возле дома, магазин в деревне есть. А в городской квартире пусть дети живут, – такие аргументы привел он в пользу своего решения.

Источник: "Гродненская правда"

Стоит прочитать